Клиенту удалось отсудить 3,4 миллиона рублей за неэффективную консультацию

С трейдера из Екатеринбурга взыскали более 3 миллионов рублей за предоставление неэффективных финансовых консультаций. Выяснилось, что он пытался опротестовать невыгодный для себя пункт договора о предоставлении услуг.

В начале 2018 года между трейдером и клиентом было заключено соглашение. В документе прописывались условия предоставления консультаций по выбору эффективных инвестиционных инструментов. В ключевом пункте договора шла речь о возмещении убытков. Трейдер обязывался пополнить активы клиента до 95% при снижении их стоимости на 5%.

Цена активов к концу второго отчетного периода упала в два раза – на 48,27%. После этого клиент воспользовался своим правом и потребовал от трейдера возмещения ущерба. Но пополнения активов не произошло.

Заказчик подал заявление в суд с требованиями возместить следующие убытки (руб):

  • проценты за использование чужих денежных средств — 74 238,69;
  • взыскание по условиям договора — 3 088 870,91;
  • профессиональные юридические услуги – 70 000 руб.

Трейдер подал иск с требованием признать пункт документа недействительным. Суд выиграл истец, смягчением стало только снижение стоимости юридических услуг на 30 000 рублей. Оппонент не стал мириться с таким положением вещей и подписал апелляцию. По его мнению, утраченные денежные средства заказчика не могут расцениваться в качестве убытка. Он утверждал, что данный случай не подлежит гражданско-правовой защите.

Изначально стороны сотрудничали в рамках пари. Этот факт обязывает предоставить игроку право на выигрыш. Данное понятие опровергло апелляцию по всем аспектам.

Материалы дела не содержали сведений о том, что ответчик предпринимал действия, направленные на снижение убытков. Вина за падение цены полностью легла на его плечи.

Суд обосновал свое решение, отзывая в удовлетворении встречных требований. Роковой пункт договора не признали недействительным. Ответчик в своих заявлениях не указал, что именно в спорной ситуации противоречит действующему законодательству. Было доказано, что он во время подписания бумаги был совершеннолетним, дееспособным и здоровым. Будучи в том состоянии, он согласился со всеми условиями и поставил свою подпись. Решение первой инстанции осталось без изменений, а инвестор возместил свои убытки почти в полной мере.


Получить консультацию